Операция в устье р. Кундуз в районе Калайи-Заль

  

Из воспоминаний Ушкалова Павла Дементьевича, в июне 1983 - апреле 1985 гг. начальника штаба ДШМГ КВПО:

Во второй половине января 1985 г. нас передислоцировали в Пянджский ПО. Оттуда в 20 числах января полетели на операцию на реке Кундуз. Участвовало в этой операции несколько ММГ, Керкинская и Восточная ДШ. Река Кундуз от города Кундуз до впадения в Пяндж это сплошная зеленка, с тянущимися один за другим кишлаками. Несколько сот метров в сторону и начинались пески. Почему запомнил ту операцию? Потому что при проведении этой операции погиб первый за время моего пребывания в ДШ солдат - Патласов В.С. Он был в моей боевой группе. Вот как это случилось. Как всегда перед началом операции у полковника Коробейникова уточнили задачи, какая группа, где садится, какие борты обеспечивают десантирование, кто летит первым, вторым десантом и т.д. Так вот мою группу по ошибке высадили где-то на 20 км южнее от предполагаемого района операции. Утром взлетели первым десантом 7-8 бортами, нас высадили человек 50, с СПГ, АГС, боеприпасами. Из радиостанций только УКВ Р-392. Борты улетели. Ждем второго десанта, а его все нет и нет. Потом где-то в обед пролетели над нами 2 борта и сказали, что здесь больше никого высаживать не будут, что всех высаживают севернее и сегодня им не до нас. А у нас события развивались так: из большого двухэтажного дома по нас пошел огонь, в результате боя с помощью СПГ-9 разрушили передний дом, огонь прекратился. Оказывается, в доме собралась бандгруппа, человек 20, собрались жрать уже готовый большой казан плова, но мы им помешали. Они перебрались в передний дом и вели по нам огонь. Но были уничтожены выстрелами из СПГ-9. Стащили человек 15 убитых, человек 5 взяли в плен, плова хватило на всю группу, когда ели плов, услышали стоны, оказывается женщины (а в доме их было много), завернули раненого басмача в ковер, у стенки была гора ковров, и в одном оказался раненый басмач, размотали, конечно, его.

После ночевки получил задачу самостоятельно всей группой по зеленке идти на Север до соединения со своими. Вот тогда наш головной дозор и встретил засаду басмачей на дамбе, были раненые и среди них Патласов В.С. Раненых на бортах отправили в госпиталь, где Патласов В.С. в начале февраля скончался. До сих пор помню ту дамбу, где выбивали басмачей.

Из Пянджа потом еще несколько раз вылетали на операции. И так до марта месяца. В среднеазиатских отрядах все старослужащие уже давно были уволены, а у нас ни одного. Было только давай-давай. Все-таки молодцы ребята, а это человек 60-70 старослужащих, которые переслуживали уже больше чем по 3 месяца. Все они понимали и не хныкали.

Еще один памятный случай из того же периода. Как-то высадили нас у кромки зеленки, рядом с песками. Вся группа ушла на проческу, а наши рюкзаки, спальники, жратву, куртки, потому что днем было тепло, скинули в одну кучу и оставили одного бойца охранять. Недалеко стояли БМП, БТР, ММГ – могли "пуцупить" кое-что. Рядом без конца садились и взлетали борты. Так вот этот боец решил в обед разогреть себе жратву. В это время садились борты, и огонь от костра попал в кучу рюкзаков. А в рюкзаках до черта гранат, выстрелов, и всяких боеприпасов. Молодец боец, хоть во время убежал, когда услышал взрывы! Вся куча с боеприпасами и прочим барахлом, сгорела. Короче приходим вечером, уже темно с прочески, спрашиваю, где наши мешки? Хотел найти свою куртку, спальник, рюкзак. Все мнутся, никто толком ничего не говорит. Потом прапорщик отвел меня в сторону и все рассказал, что ничего уже нет. Так до конца операции и мучились без курток, спальников и всего, что было в рюкзаках. По прилету в Пяндж в тыловых подразделениях отряда, на складах бойцы, офицеры восстановили спальники, куртки и т.д. Ведь официально в САПО нам ничего не давали. Все приходилось брать нахрапом.

За полгода участия в операциях САПО было много и других событий. Помню, как мы всю ночь не спали, не знали что с нашими товарищами. При снятии с операции и прилете в Пяндж, выяснилось, что один борт с 10-12 человеками пропал. В Пяндж не прилетел, связи с ним не было. И только на второй день прилетел пропавший борт с нашими людьми. В сильный туман борт сбился с пути, кончалась горючка, увидели какой-то огонек и сели. Оказывается, сели на берегу Пянджа, на территории батальона ПВО, прямо среди антенн, как ничего не задели - никто не знал. Батальон был поднят по тревоге. Но все уладилось, и ребята вернулись на этом борту.

 

Из воспоминаний бойца ДШМГ КВПО Щепилова Игоря Борисовича в «Истории ДШМГ КВПО»   http://vostok-desant.ucoz.ru/publ/1 :

…нас перебросили в Пяндж. Разместили в развалинах бывшего штаба, на территории отряда. Запомнилась операция, во время которой погиб наш пулеметчик Виктор Патласов.

Утром поступил приказ на вылет, собираться долго не пришлось, так как сидели на готовых к вылету РД. На машинах до аэродрома и в Афган.

Сначала нас высадили на поле между двух кишлаков, мы заняли круговую оборону, вокруг тишина. Прошло минут тридцать и выяснилось, что летчики промахнулись километров на 15, сел борт нас перебросили в другое место. Высадили на краю кишлака. Поступила команда выдвинуться на проческу. Впереди, метрах в 100 двигалась 2-я застава. Пройдя метров 300-400 вглубь кишлака, 2-я застава попала под обстрел. Оказалась в доме засела бандгруппа человек 20-25, на нее и вышли, начался бой, в ходе которого она была полностью уничтожена, в этом бою был ранен разведчик из Пянджского отряда, первую помощь ему оказывал Мишка Михайлов. Запомнилось, как выкуривали духов из дома, они отстреливались до последнего из «дегтяря», только после того как подошли практически вплотную и забросали их гранатам, они замолчали. После боя собрали большое количество оружия. Ночевали здесь же практически на месте боя. Разместились во дворах домов. Тогда-то и нашли раненого духа. Дело в том, что женщины спрятали его в куче ковров, которые валялись в углу. Выдали его стоны.

Утром поступил приказ выдвинуться на проческу кишлака. Разделились на боевые группы, и вышли на проческу. Я шел в группе, которую возглавлял майор Кукушкин, наш разведчик. Расстояние между группами метров 100. Так и вышли на проческу. Наша группа вышла к дому недалеко от арыка, зашли во двор, видим, валяется ашнак, ранение в ногу. Перед ним куча соломы, ковырнули, в соломе автомат, под халатом, на поясе подсумок с магазинами. Кукушкин дал команду тащить его с собой. Вышли к мосту, там сарбозовский пост, им и отдали раненого духа. Прошли от моста метров 200-300 услышали стрельбу, под ногами защелкали пули. Перебежками продвинулись вперед, к арыку, тут я и увидел Витю Патласова, он был уже ранен, в нашей группе шел доктор ДШ (Жамьянов был в отпуске, и к нам прикомандировал другого врача, отличный мужик, жаль, что забыл его фамилию). Он осмотрел Патласова, ранение было в живот в область почки. Доктор поставил капельницу, вызвали борт, погрузили Патласова в него и отправили в Союз. Пуля, ранившая Патласова, попала сначала в коробку от ПК, которая висела на поясе, на ремне. Пуля прошла коробку насквозь и пробила почку, еще перед погрузкой в вертолет доктор сказал, что Патласов не выживет, так и случилось. Дом, в котором засели духи, уничтожили из БМП-2, дали несколько очередей из пушки и все. В том бою получили легкие ранения еще двое бойцов ДШ. Помню сапера, нашего «деда», которому пуля попала в магазин, и это спасло ему жизнь. Магазин с патронами вдребезги, а он цел и невредим.

Потом нашу группу перебросили на вертушке в пески на перехват каравана, командовал нами Павел Дементьевич, просидели около недели, взяли один караван, но он оказался пустым.

Запомнилась еще одна проческа.

Поступил приказ прочесать кишлаки, в том районе кишлаки очень большие километров по двадцать. Решили идти на проческу налегке, только с оружием и боеприпасами. Поэтому и оставили мешки, спальники, куртки, в общем, все, что не нужно. Сложили всё в кучу, оставили бойца всё это охранять и ушли на проческу. А когда вернулись, многие из нас не нашли своих спальников, курток и т.д. Оказалось, что наш боец, решил перекусить и развел костер. В это время совершали посадку вертушки, костер разметало, огонь попал на вещи, и началось. Ведь в мешках патроны, гранаты, выстрелы. В общем, видимо было весело. Пришли, спрашиваем, где наши вещи? А боец молчит. Эту история потом рассказал прапорщик из ММГ. Так и мучались без курток и спальников до Мургаба. Помню, что у Павла Дементьевича сгорело практически всё...

 

Кусок карты района проведения операции

 

Из воспоминаний генерал-лейтенанта Резниченко Николая Семеновича, в 1983-85 гг. начальник ОГ «Ташкурган», в книге «По обе стороны границы (Афганистан: 1979-1989)». - М.: Граница, 1999. - 446 с. «ЖИВУ И ПОМНЮ»:

…На службу в Ташкурган я вернулся в январе 1985 года. Душманы активизировали боевые действия против пограничников, применяя все виды оружия. В этом пришлось убедиться уже на следующий день после прибытия в группу. В районе Калайи-Заль проводилась боевая операция. Моей оперативной группе была поставлена задача по блокированию южной части кишлака. В бой пришлось вступить сходу. В короткой, но ожесточенной схватке пограничники без потерь достигли цели. Группа возвратилась к месту своей дислокации…

 

 

 

Hosted by uCoz