Бой у кишлака Сар-Рустак

   

    Из журнала ВЕТЕРАН ГРАНИЦЫ № 1-2, 1999. «В бою у кишлака Сар-Русак»

Подполковник Сайгашкин Анатолий Григорьевич принимал активное участие в боевых действиях в Республике Афганистан с января по апрель 1988 г. в должности заместителя начальника ДШМГ Московского погранотряда. За проявленные мужество и героизм награжден орденом Красного Знамени и медалями ДРА. В апреле 1988 г. в результате полученного в бою тяжелого ранения потерял ногу. С личного разрешения Командующего пограничными войс­ками продолжает военную службу.

Оставалось меньше года до полного вывода советских войск из Афганистана, и уже активно проводилась подготовка к этому, начался вывоз материальных ценностей. 8 апреля 1988 г. одна из колонн, следовавшая по маршруту Рустак - Тути, подверглась обстрелу со стороны отряда оппозиции. На фугасе подорвался БТР, появились убитые и раненые. ДШМГ Московского погранотряда под командованием подполковника В. Московенко была поднята по тревоге и получила боевую задачу по ликвидации отряда душманов, устроивших засаду в районе кишлака Сар-Русак, для обеспечения дальнейшего продвижения колонны.

Вертолет, в котором находилась боевая группа под командованием старшего лейтенанта Сайгашкина при подлете к площадке высадки подвергся обстрелу. Экипаж, ответив огнем НУРСов, снизился для высадки десанта. Времени было крайне мало, группа быстро высаживалась, ведя на ходу огонь и занимая позиции. Через несколько минут вертолет улетел на базу. Боевая группа старшего лейтенанта А. Сайгашкина продолжала выполнять боевую задачу.

В первые минуты боя получил тяжелое ранение старшина Иван Рахманов. Площадка высадки оказалась заминирована, риску подверглась вся группа. Анатолий подал команду подчиненным оставаться на месте. И первым вместе с фельдшером попытался оказать помощь раненому. По радиостанции стали вызывать «борт» для его эвакуации, но эфир был забит до предела. Бой продолжался. Вскоре прибыл вертолет с подкреплением под руководством начальника ДШМГ. Подполковник В. Московенко и старший лейтенант А. Сайгашкин приступили к рекогносцировке участка, занятого группой. И тут прогремел еще один взрыв мины - оба командира получили тяжелые ранения и контузии. Попутными вертолетами раненые были эвакуированы в погранотряд.

Боевую задачу группа выполнила, огневые точки противника были уничтожены, колонна продолжала движение к границе. В бою геройски погиб старшина И. Рахманов.

...Только на третьи сутки Анатолий пришел в сознание. Благодаря мастерству медиков жизнь офицера была в безопасности. Затем были долгие месяцы лечения. А через год он смог встать в строй.

Когда Анатолий рассказывал о том страшном бое, он показал пожелтевшие от времени, но дорогие сердцу письма своих подчиненных. Ребята рассказывали о том, что жалеют о разлуке со своим командиром, который зачислен в «почетные десантники», о решении создать в казарме ДШМГ музей боевой славы, чтобы те, кто придут позже, знали славный боевой путь своих предшественников.

В период прохождения службы в Голицыно Анатолий Сайгашкин более четырех лет возглавлял организацию бывших воинов-афганцев поселка. И сегодня он продолжает принимать активное участие в общественной жизни, являясь заместителем председателя Совета ветеранов по работе с воинами-интернационалистами Академии ФПС РФ. Ведет патриотическое воспитание в школах Одинцовского района Московской области, пропагандируя боевые традиции пограничных войск.

За особые личные заслуги при исполнении служебных обязанностей, а также в связи с 10-й годовщиной вывода войск из Афганистана преподаватель кафедры педагогики и психологии управления социальными процессами подполковник Анатолий Григорьевич Сайгашкин досрочно представлен к присвоению воинского звания «полковник».

 

 Из книги "От солдата до генерала. Воспоминания о войне". Том 11. - М.: Академия исторических наук, 2008.- 457 с. стр. 78-91 (Болкунов Сергей Федорович, с марта 1987 г. по 15 февраля 1989 г. НЗ ММГ-2 Московского погранотряда):

Тутийская операция  

    ...в памяти особенно отчетливо осталась операция по разгрому бандформирования ИОА в районе кишлаков: Тути, Сар-Рустак, Рустак и частично Чехиаб в апреле-мае 1988 года в Тахарской провинции северного Афганистана.

    В апреле 1988 г. вооруженные бандформирования полевого командира «инженера» (ИОА) Башира захватили город Рустак и населенный пункт Сар-Рустак в провинции Тахар, выбив из них подразделения народной милиции (Царандоя), службы безопасности (ХАД) и народного ополчения. Захват этих населенных пунктов создал реальную угрозу вывода объектов пограничных войск ограниченного контингента из Рустака и Тути. Кроме того, создалась реальная угроза окружения и уничтожения гарнизона в населенном пункте Тути в 100 км от государственной границы.

    8 апреля, одна из колонн, следовавших по маршруту «Рустак-Тути», подверглась обстрелу со стороны отряда оппозиции. На фугасе подорвался бронетранспортер (БТР-70). Появились убитые и раненые. ДШМГ (десантно-штурмовая маневренная группа) Московского пограничного отряда (командир В. Масковенко) захватила высоту и вели бой по ликвидации отрядов душманов в районе кишлака Сар-Рустак для дальнейшего продвижения колонны и удерживания своего участка на рубеже блокирования населенного пункта Рустак, захваченного формированиями «инженера» Башира. В ходе боя погиб старшина И. Рахманов, тяжелое ранение получил подполковник В. Масковенко и старший лейтенант А. Сайгашин.

    С целью разгрома бандформирования, насчитывавшего 250-300 человек (имевших 4 миномета, 2 безоткатных орудия и 3 ДШК), по согласованию с Москвой, было принято решение о проведении частной войсковой операции силами 3-х ММГ, 3-х ДШМГ, ударной вертолетной группы и сводного артиллерийского дивизиона в районе города Рустак и населенного пункта Сар-Рустак и деблокаде гарнизона Тути. В операции также принимали участие подразделения Царандоя и Сомата (вооруженная группировка, поддерживающая правительство Наджибуллы). Общее руководство операции было возложено на генерал-лейтенанта А.Н. Мартовицкого.

    Операция началась с высадки и захвата площадок десантирования господствующих высот ДШМГ. В ходе высадки пограничники столкнулись с сильным оружейно-пулеметным огнем противника, в том числе с использованием ДШК и гранатометов, и понесли потери. Своими действиями личный состав ДШМГ ограничил возможности бандформирования к маневру. Одновременно из районов сосредоточения (20 км от населенных пунктов), сметая заслоны и заставы прикрытий бандформированию, начали выдвигаться бронегруппы и группы из состава задействованных ММГ. Их продвижение обеспечивалось действием вертолетных звеньев и действием разведывательных групп в тесном взаимодействии с оставшейся агентурой ХАДа. Артиллерийские подразделения маневренных групп (расчеты 120-мм минометов и систем залпового огня БМ-21 «Град») нанесли огневое поражение по выявленным огневым средствам и обороне бандформирования. На всем пути выдвижения, бронегруппы столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Бронегруппы были вынуждены продвигаться скачками от одного рубежа к другому, преодолевая сопротивление моджахедов.

    Кроме прямого вооруженного сопротивления, противник активно проводил идеологическую обработку местного населения с целью привлечения местного населения на свою сторону и затруднения продвижения колонн. В ходе выдвижения второй ММГ Московского пограничного отряда в 15 км от населенного пункта Сар-Рустак бронегруппа сбила очередной заслон душманов. В районе основных позиций минометной батареи показалась группа мусульманских женщин. Они попытались пройти через огневые позиции минометчиков. Через переводчика Бабоева женщинам было предложено покинуть данный район. Что они «немедленно» и сделали, отойдя на 100 м от огневых позиций минометной батареи и в течение 10 минут, стоя на месте громко, кричали и размахивали руками. После чего, они удалились в сторону близ лежащего кишлака. Бронегруппа стала свертывать боевые порядки с целью дальнейшего продвижения в сторону Рустака. В это время разведчики доложили, что в ближайшем кишлаке слышны крики, отдельная стрельба и сосредоточение групп местного населения. Посланные в кишлак, разведчики вместе с представителями ХАДа выявили следующее: что за 30 минут до описанных выше событий в кишлак пришел неизвестный мусульманин, объявивший себя дервишем. Поговорив с группой женщин и заплатив «Афгани», он поставил им задачу – выдвинуться в район огневых позиций минометной батареи, постараться войти в контакт с личным составом, после чего, быстро вернутся в кишлак и распространить слух, что они якобы были подвергнуты физическому насилию со стороны русских. Тем самым, они должны были спровоцировать местное население к активным действиям по затруднению движения бронегруппы. Проведенная ХАДавцами разъяснительная работа позволила успокоить местное население. «Дервиш», как ни странно, успел вовремя покинуть населенный пункт. В дальнейшем следы его «грязной» работы прослеживались на всем пути следования бронегруппы. Идентичные идеологические диверсии осуществлялись и на маршруте выдвижения других бронегрупп, вблизи площадок десантирования ДШМГ, в населенных пунктах Рустак и Сар-Рустак.

    Отдавая должное работе сотрудников ХАДа, эти идеологические диверсии быстро пресекались, и виновные несли заслуженные наказания по мусульманским законам. К 13 часам подразделения вошли на рубежи блокирования, осуществив тем самым изоляцию района опорных пунктов бандформирований. На рубеже блокирования была организована система огня, оборудованы как основные, так и запасные позиции для огневых средств, боевой техники, личного состава, осуществлена постановка минно-взрывных заграждений. Развернуты фильтры-пункты для приема местного населения из района населенных пунктов Рустак и Сар-Рустак. Всю ночь производилось инженерное оборудование рубежа блокирования. Одновременно производилась войсковая разведка подходов к населенным пунктам, выявлению месторасположения огневых точек и позиций моджахедов. Все эти мероприятия осуществлялись в условиях постоянного огневого контакта с противником.

    На рассвете я с группой ХАДавцев провел разведку боем с западной оконечности города Рустак. Было дополнительно выявлено построение системы обороны на данном направлении. В ходе этого боя было уничтожено 12 моджахедов. Мы потеряли 3 человек убитыми и 4 раненными из состава ХАДавцев. В 12 часов по выявленным огневым средствам были нанесены бомбоштурмовые удары фронтовой авиации. При этом моджахеды пытались уничтожить боевые вертолеты Ми-24 из ручных гранатометов. Заметив огневые позиции моджахедов, ведущих огонь по «вертушкам», экипаж одной из боевых машин пехоты - ефрейторы В. Шкуренко и С. Дралов в считанные минуты огнем из БМП уничтожили огневые расчеты противника. Отработав, вертолеты ушли на аэродромы для пополнения боеприпасами и горючим. Огонь открыла артиллерия, в том числе и система залпового огня. Особо отличился расчет БМ-21, руководимый командиром минометной батареи кавалером двух орденов Красной Звезды капитаном И. Историным.

    Перед началом огневого налета, местному населению, по указанным коридорам, было предложено выйти из района, контролируемого бандформированием. Вышло около 30 человек. Среди них, службой ХАДа, были выявлены и участники бандформирования. Около 13 часов сводная группа Царандоя и Сомата начала штурм населенного пункта, и к 14 часам им удалось овладеть южными и западными окраинами населенного пункта. Их успешному продвижению во многом способствовало четкое огневое прикрытие и поддержка взводом АГС-17 под командованием старшего лейтенанта В. Мальцева из состава Московского ММГ. Но сильный оружейно-пулеметный огонь не позволил им продолжить атаку и зачистку вглубь населенного пункта. Весь день проводилось огневое подавление, выявляемых огневых средств моджахедов. Развернулась снайперская и контрснайперская борьба. Так, около 16 часов на западной оконечности Рустака в отдельно стоящем разрушенном строении огнем крупнокалиберного пулемета, произведенным старшим лейтенантом Г. Точиненным, был уничтожен снайпер, старавшийся уничтожить начальника 2-й ММГ подполковника В. Момотова и меня, капитана С. Болкунова, проводивших рекогносцировку.

    С наступлением темноты противник попытался, оставив подразделения прикрытия, прорваться в юго-восточном направлении из района блокирования. Одновременно в их направлении была предпринята попытка прорыва группы в 50 человек с целью их деблокады. В ходе 2-х часового ночного боя подразделения Московского ДШМГ воспрепятствовали прорыву моджахедов в юго-восточном направлении и их деблокады. Спешившая им на выручку группа была полностью уничтожена. С утра подразделение, занимающее рубеж блокирования, открыло массированный огонь по позициям моджахедов. Боевые машины пехоты прямой наводкой уничтожали позиции огневых средств и легкие инженерные сооружения (дзоты) моджахедов. Постепенно огневое сопротивление последних заметно снизилось. Часть моджахедов под видом местного населения попыталась покинуть район боевых действий. Частично они были уничтожены и захвачены представителями ХАДа. В полдень, поддерживаемые огнем БМП и минометов, царандоевцы пошли в атаку. К 16 часам город Рустак и населенный пункт Сар-Рустак были полностью освобождены подразделениями Сомата и Царандоя. Наши саперы приступили к разминированию минных полей и отдельных объектов в Сар-Рустаке и Рустаке.

    В ходе операции по разгрому бандформирования было уничтожено около 150 моджахедов. Изъято большое количество стрелкового оружия, в том числе и 3 безоткатных орудия, минометы, склад с боеприпасами. В ходе проведения этой операции наши потери составили 12 человек.

    Так закончился центральный эпизод боевых действий в районе населенных пунктов Рустак-Тути и Чехиаб. Колонна успешно прошла до Тути. С боем были сбиты заслоны моджахедов вокруг объекта. В населенном пункте Чехиаб, Сар-Рустак и Рустак восстановлена местная власть. Зачистка района от остатка бандформирования продолжалась до середины мая 1988 года. В ходе зачистки был уничтожен полевой командир Наби со своим отрядом.

    С 16 мая личный состав ДШМГ и ММГ выдвинулся в Пянжскую зону ответственности для обеспечения вывода первых подразделений ОКСВ из Кундуза.

    Мне, как участнику той операции, очень хочется отметить моих товарищей: майоров А. Башта и Б. Строкач; старшего лейтенанта Е. Стоенко; старшего прапорщика Н. Кошарного и прапорщика М. Стома; сержантов В. Курбанова, Бабоева и П. Гоцмана; ефрейторов В. Ляш, В. Косян и В. Клеменко; рядовых С. Кугаевского, и К. Сапрыкина. Особо, сердечные слова за жизни солдат и мирных жителей хочется выразить командиру саперного взвода - старшему лейтенанту В. Соколову и его заместителю - старшему лейтенанту Басову.

 

  Операция по передислокации ММГ "Тути" в воспоминаниях бойцов Термезской ДШМГ.

 

Hosted by uCoz