Тяжелый бой у к. Яккатут с бандой Рауфа

 

    17 января 1988 г. при высадке десанта у к. Яккатут в прибрежной зоне р. Пяндж в бою с бандой Рауфа были сбиты два вертолета Ми-24 Душанбинского отдельного пограничного авиаполка. Погибли пятеро вертолетчиков-пограничников.

   

 

Из статьи Ирины Майоровой «На Крутихинских буграх, где земляничные поляны»

    «Многое мы не успеем сделать за свою короткую и прекрасную жизнь. Хочется все время быть на острие жизни, чувствовать ее пульс. Я научился верить в то, что смерти нет. Человек умирает физически, но духовную жизнь, которой он жил, смысл ее…» - это строки из письма военного летчика 1-го класса майора Владимира Карпова. Командир эскадрильи пограничного авиаполка погиб в небе Афганистана 17 января 1988 года. Офицер до конца тянул горящий боевой вертолет, выводя его из расположения наших подразделений. Взрыв оборвал его жизнь, но остался духовный отсвет его земного бытия. Бытия, наполненного высоким смыслом и целью.

«Стингер» над Яккатутом

    В этот день горело небо. И  сгорали человеческие жизни. Ожесточение боя на земле и в небе нарастало с каждой минутой. Командир авиаэскадрильи 23 авиационного полка Пограничных войск майор Владимир Карпов с группой боевых вертолетов вылетел на огневое прикрытие площадок десантирования в район населенного пункта Яккатут в провинции Кундуз. Мощью бортового оружия вертолетчики подавили огневые точки моджахедов, обеспечив плацдарм для успешных действий транспортных вертолетов по десантированию десантно-штурмовых маневренных групп пограничников.

    Но случилась беда – был сбит вертолет Ми-24 капитана О. Акулова. Русские летчики своих не бросают. Благодаря высокому летному мастерству, буквально на грани смертельного риска, были спасены пилоты капитаны О. Акулов и В. Омельченко, но, к несчастью, погибли бортовой техник старший лейтенант И. Леонов и бортмеханик прапорщик Э. Чекмарев.

    Не трудно представить, какой душевной болью давались строки письма заместителю командира эскадрильи майору А. Волкову, сообщавшим родным Владимира Карпова подробности его гибели: «Несмотря на тяжесть утраты, экипажи боевых вертолетов, возглавляемые майором Карповым, после дозарядки боеприпасами и заправки топливом вылетели в район боевых действий. Подавляя мощное огневое противодействие бандитов, вертолет ведущего майора Карпова был поражен американской ракетой «Стингер». Пытаясь спасти горящий, готовый взорваться вертолет и экипаж, находящихся на земле пограничников, Владимир сделал все возможное и вышел на горящем Ми-24 из расположение наших подразделений. Но вертолет взорвался в воздухе, экипаж погиб. Майор Владимир Карпов представлен к званию Героя Советского Союза (посмертно)».

Проклятая имамсахибская «зеленка»! Здесь постоянно устраивали провокации моджахеды, шли боестолкновения с бандгруппами. В этих местах, в небе над Яккатутом, суждено было сложить голову Владимиру Карпову…

    Он уезжал из Душанбе 4 января 1988 года. Чуть больше года оставалось до завершения афганской эпопеи. Надежда согревала сердца сотен тысяч советских людей, чьи родные и близкие находились в Афганистане. Но война собрала еще не всю жатву. Володя в последний раз поцеловал жену и детишек, обнял отца, приехавшего к нему на Новый год в Таджикистан. Он так и не узнает, что у него родилась племянница. Известие об этом придет 7 января, когда Владимир будет в Пяндже, на оперативном аэродроме. Он успеет послать сестре Валентине посылку с фруктами, которая придет уже после его гибели. Красный сок, словно человеческая кровь, сочилась из разбитых гранат. Горький знак немилосердной судьбы!

    Что же предшествовало трагедии в воздухе 17 января 1988 года? Почему вертолетчики понесли потери в тот драматический день? Вспоминает ныне живущий в Москве, бывший командир авиационного полка, кавалер орденов Красного Знамени и Красной Звезды, генерал-майор запаса Дятлов Владимир Иванович, окончивший службу в должности командующего авиацией Северо-Восточного пограничного округа: «В начале января 1988 года поступила информация: моджахеды готовятся нанести ракетный удар с афганской территории по советскому городу Пянджу. Для упреждения провокации и проводилась операция погранвойск. Наш полк тридцатью вертолетами Ми-8 высаживали десант – 2 сформированных десантно-штурмовых батальона общим числом 500 пограничников. Командир эскадрильи майор Владимир Карпов с десятью вертолетами Ми-24 осуществлял огневое прикрытие с воздуха. В самом начале был сбит вертолет Ми-24 капитана Олега Акулова.

    Группа боевых вертолетов под руководством Карпова после дозарядки боеприпасами и заправки топливом вылетела в район Яккатута. Выполняя повторный заход на цель, командир эскадрильи стал разворачивать машину на 180 градусов. Уходя от разрывов на земле и кромок деревьев, увеличил высоту полета до 30 метров (высота вне зоны поражения «Стингера» - до 20 метров). По его вертолету был произведен пуск ракеты, которая вошла в двигатель. Ми-24 взорвался в воздухе.

    Я был ведущим всей группы вертолетов полка, высаживал на своем Ми-8 десант. После гибели экипажа майора Карпова мы перегруппировались, попросили артиллерию нанести удар по району высадки. После этого не было ни одного выстрела с земли. По агентурным данным стало известно, что на вооружение имамсахибской бандгруппы в конце 1987 – начале 1988 годов поступило около 30 «Стингеров».

    Гибель майора Карпова, как и других боевых товарищей, мы пережили очень тяжело. Володю любили сослуживцы, он был из той породы русских богатырей, которыми еще не оскудела наша земля. Летчик от Бога, прекрасный воздушный боец. Будь все такие, как он, не возникало бы проблем с боевой подготовкой, безопасностью полетов.

    Вместе с начальником политотдела полка подполковником В. Неробеевым мы подготовили представление о присвоении майору Карпову звания Героя Советского Союза (посмертно). Командование Среднеазиатского пограничного округа нас поддержало, но в Москве приняли другое решение – о награждении орденом Ленина. Я и сегодня убежден: Владимир Александрович достоин звания Героя, причем не только за операцию под Имам-Сахибом в провинции Кундуз, а за всю свою работу в Афганистане.

    Наш полк, которым мне довелось командовать до 1993 года, за всю афганскую войну выполнил 120 тысяч боевых вылетов, участвовал в 80 плановых и 120 частных операциях Пограничных войск, в которых мы потеряли 17 боевых товарищей. Авиатором полка довелось  пережить после распада СССР драму гражданской войны в Таджикистане».

    Боевое мастерство майора Карпова высоко оценивает и кавалер орденов Красного Знамени, Красной Звезды, заслуженный военный летчик России полковник запаса Сухов Вячеслав Иванович, командовавший полком до ноября 1987 года: «Гибель Володи, с которым год летал в афганском небе, я до сих пор переживаю. Он для меня словно родной человек. Я очень доверял ему. Летчик от Бога, Владимир Александрович умел доходчиво объяснять подчиненным особенности техники пилотирования в высокогорной местности, где «горный эффект» чувствуешь сразу: летишь как в тоннели, сесть негде, маневренность вертолета ограничена, двигатель при подъеме на большую высоту теряет тягу. Специалистов такого высочайшего класса, как он, не то что в погранвойсках, но и всей авиации 40-й армии было мало. Владимир обладал даром истинного русского командира: учил подчиненных на личном примере.

    Во время одной из операций я вел группу вертолетов на высадку десантно-штурмовых маневренных групп  в район Имам-Сахиба. Обстановка в самом районе десантирования показалось мне подозрительной, и я вызвал вертолеты Ми-24. Майор Карпов с группой «двадцатичетверок» неожиданно для нас, а для «духов» тем более, вышел на сверхмалой высоте и нанес точный огневой удар. После вылета из соображения безопасности полетов я вынужден был сделать ему внушение: «Ты, наверное, все деревья там побрил». Он это воспринял как должное, только сказал: «Товарищ командир, чтобы выполнить боевую задачу, необходим был именно такой тактический прием».

    Герой Советского Союза, кавалер орденов Октябрьской революции и «За личное мужество» генерал-майор запаса Шагалеев Фарит Султанович – ныне помощник генерального директора фирмы «Камов». Он первым из летчиков пограничной авиации СССР в 1980 году выполнял полеты на афганскую территорию. В феврале 1980 года Ф.С. Шаталеев под сильным огнем противника совершил посадку в районе боя и спас экипаж сбитого вертолета. В октябре 1981 года он успешно эвакуировал из труднодоступной местности попавшую в окружение десантно-штурмовую маневренную группу пограничников (80 человек). Герой говорит о Герое: «Вместе с Владимиром Карповым мне довелось четыре раза вылетать на боевые задания. Как летчик, он обладал прекрасными качествами. Как командир эскадрильи, он первые тяжелые удары брал на себя, водил авиагруппы, люди верили в него»…

 

Из воспоминаний пограничников на форуме «ПОГРАНИЧНИК.ру»-«Авиация ПВ КГБ СССР в Афганистане»

Экипажи обоих бортов были сбиты и погибли при высадке Пянджской ДШМГ в районе к-ка Яккатут в зоне ответственности Имам-Сахибской ММГ. В том бою был подбит еще один борт, но он сумел дотянуть до Пянджа.

В январе 88 г. готовилась операция в районе Дарката. Были определены уже даже номера площадок для высадки ДШМГ. Но тут поступили разведданные, что под Имам-Сахибом находится группа Рауфа (брат Латифа), с 12-зарядной БМэмкой и партией оружия. Вечером 16.01.88 г. силами эскадрильи базирующейся в Пяндже и Московском был нанесен РБУ по месту предполагаемого нахождения духов. С Имам-Сахиба работал «град».

Перед Пянджской ДШМГ была поставлена задача, десантироваться в районе Яккатута и провести проческу местности. Утром 17.01.88 г. после "расчета" по бортам началась высадка ДШ. Первыми улетели 3 боевых группы (1, 2 и 3 заставы) для захвата площадок. При высадке ребята попали под сильный огонь духов. Вертушки стали их прикрывать. В этот момент и был подбит первый борт. На вираже, в точке зависания в него попал ПЗРК (как мне потом ребята рассказали). Я летел со второй партией. При подлете к площадке наша вертушка в лоб была обстреляна из ПЗРК. Выстрел прошел над несущим винтом. Летчики увидели момент выстрела и успели "провалится" вниз. После того как высадились, мы начали продвижение по арыку в сторону дувалов, где засели «духи». В этот момент был подбит второй экипаж. Летчики проходили над нами, когда в их вертушку попал ПЗРК. Борт накренился, задымил и упал от нас где-то от нас на расстоянии метров 500, ближе к площадке, где десантировались ребята со 2 заставы. Они первыми и рванули к вертолету. Ребята попытались вытащить экипаж из вертушки, но вспыхнул керосин и... В общем не смогли. Потом после боя выяснилось, что у Рауфа были «Стингеры» и инструкторы прошедшие спец. подготовку в Пакистане…

 

Прочитал о гибели экипажа и о Карпове В.А.

Возможно, речь идет о Карпове Володе, которого я встречал во время проведения операций в период 1984 или 1985 гг. в Пяндже и Московском. Кажется, он был «наемником» с Дальнего востока. И в тот период он летал на «Ми-24». Кстати, у него тогда на борту была Стюардесса. Так звали черно-белую собачку родом из Пянджа. Она постоянно с ним летала. Питалась по летной и солдатской нормам одновременно. Все ее любили. Умная до черта (что значит, дворняга). У меня их фото имеется…

 

К большому сожалению, я лично не знал Володю Карпова и экипажи вертушек погибших в том бою. Собачка действительно была («В бой идут одни старики») и звали ее Стюардессой. Об этом помнят многие в ДШ. В тот полет Стюардессу почему-то экипаж, или командир, с собой не взял. После гибели экипажа она бегала и выла на всю вертолетку. Мы ее хотели поймать и забрать в отряд, но она к нам не подходила. Подкармливали ее, когда дежурили на аэродроме, плюс чайханщика аэродромного заставляли кормить. Потом пропала псина... Надеюсь может кто подобрал.

В том бою были сбиты две 24-ки прикрывавшие нас, и подбита 8-ка (ей удалось дотянуть до Пянджа) при десантировании ДШМГ.

Летчики-погранцы летали так, что америкосы с их американскими горками и долбанными «апачими» отдыхают. Никогда не забуду командира 54-борта Душамбинской эскадрильи, который говорил: "Робя, головное не хвалеваться, мы вас доставим, а там вы за нас повоюйте".

Командиры экипажей были представлены к Герою Советского Союза, экипажи к Государственным наградам (посмертно). Насколько я знаю, Героев им "зарубили"... Такие вот дела. Своими жизнями, они прикрыли ДШ при высадке. Светлая Им Память!!!

 

Из книги «По обе стороны границы. Афганистан 1979-1989». Книга вторая. Под общей редакцией генерал-лейтенанта Б.И. Грибанова. Воронеж, 1999.  (печатается с незначительными сокращениями): 

Набор высоты

Биографическая справка

Генерал-майор Дятлов Владимир Иванович. Родился 24 апреля 1951 года на хуторе Угрим Белгородской области. В 1973 году окончил Сызранское высшее военное авиационное училище летчиков. Службу начал в Тихоокеанском пограничном округе в должности старшего летчика-штурмана отдельного авиаполка. Затем была служба в Восточном пограничном округе. В период с 1980 по 1989 годы неоднократно бывал в Афганистане со специальными заданиями. С 1994 по 1997 годы служил в аппарате командующего авиацией ФПС России. В Северо-восточном региональном управлении служит с 1997 года в должности командующего авиационными силами СВРУ. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, 12-ю медалями.

 

…В те трагические рождественские дни летчики душанбинского авиаполка старались без особой надобности не беспокоить командира. Видели: подполковнику Дятлову и так тяжело. Обрушившееся на полк несчастье одинаково больно переживали все. Но командир…Весельчак и юморист по жизни, в те черные для авиаполка дни он не был похож на себя. И хотя на людях старался своих чувств не выказывать, командир все-таки, только душевная боль – не фотография семьи, от чужих глаз не скроешь.

Кстати, эту черту его характера – общую беду принимать как свою собственную – в частных беседах будут отмечать многие, кому в разное время довелось служить вместе или под началом генерала Дятлова в различных точках России и бывшего Союза. Но тогда, в январе 1988 года, эта особенность проявилась как никогда остро. Может быть, потому, что впервые на его глазах гибли не просто однополчане, боевые друзья, а прежде всего подчиненные. И он, командир, отвечающий за их здоровье и жизнь, в том числе, ничем не мог им помочь.

Это была обычная боевая операция, которым подполковник Дятлов к тому времени потерял уже и счет. Впрочем, в восьмидесятых, когда военные действия в Афганистане приняли характер затяжной войны, каждый вылет за Пяндж считался боевым, и редко кто из летчиков уже вел им счет. Это делали штабисты. Да и задача была для пограничных летчиков обычной – высадить десант и нанести ракетно-бомбовый удар по бандформированиям. Командир сам принимал участие в операции.

…Шли на бреющем, на высоте не более 15 метров, точь-в-точь повторяя замысловатый рельеф местности. Это до середины восьмидесятых полеты над территорией Афганистана выполнялись как на полигоне, поскольку противодействия ПВО моджахедов практически не было. Но затем на вооружении у них появились крупнокалиберные пулеметы – ДШК, и уже ниже 4-х тысяч метров - максимальной дальности полета пули – летчики не спускались. А когда ДШК сменили переносные зенитно-ракетные комплексы «Стингер» - наоборот, не поднимались выше 15 метров, так как нижний край захвата ракеты – 20 метров. Вот так и летали, цепляясь на камни и деревья.

…Белые струйки дыма от пусков ракет они увидели на подлете к одному из многочисленных горных ущелий. И тогда по рации Дятлов скомандовал: «К бою!».

И был бой. Короткий и беспощадный. Когда в круговерти огня и дыма порой трудно разобрать, где земля, а где небо. При очередном заходе на цель командир вдруг увидел левее от себя, там, где только что делал боевой разворот Ми-24, яркую вспышку. И то, что секунду назад представляло собой грозную машину, грудой разорванного металла рухнуло вниз. Это была первая потеря в операции.

А когда она подходила к концу, подобная участь постигла еще один Ми-24. Так же, при развороте на цель, в горячке боя, экипаж превысил 20-метровую отметку – еще один ярко-оранжевый факел вспыхнул в грохочущем небе. К тому времени моджахеды тоже научились воевать.

И вот тогда Дятлов, всегда спокойный и собранный, когда дело касалось службы, не выдержал. И срывающимся голосом кричал по рации тогдашнему командующему нашей группировкой полковнику Норовицкому (прим. вероятно Мартовицкому):

- Да вдарьте же вы артиллерией! Я ведь весь полк здесь положу!..

На промежуточный аэродром они пришли без двух боевых машин. А когда дозаправились, пополнив боекомплект, вновь вышли на огневой рубеж, еще час назад изрыгающее огонь и смерть ущелье после зачистки нашей артиллерии молчало…

Это всего лишь один эпизод из боевой биографии Владимира Дятлова. А то, что подобные ситуации за годы службы в Средней Азии возникали не раз, свидетельствуют орденские планки на кителе и высокие, не только воинские звания Дятлова: летчик-снайпер, заслуженный летчик России.

Кстати, за 25 «календарей», отданных пограничной авиации, Владимиру Ивановичу пришлось послужить во многих местах. И все-таки Средняя Азия в его военной биографии занимает особое место. Здесь он принял первое боевое крещение, здесь состоялся в целом как военный летчик. Именно по совместной службе в Средней Азии его знают и многие летчики Северо-Восточного регионального управления. Практически все пограничные авиаторы, независимо от места дислокации частей, побывали в служебных командировках на таджикско-афганской границе, а еще раньше – в Афганистане.

Знакомясь со служебной карьерой генерал-майора Дятлова, я пришел к одному интересному заключению: куда бы его не забрасывала судьба военного летчика, это была не просто смена места службы и должности, а, говоря авиационным языком, как бы постоянный набор высоты.

…Одни получают звания и должности без особых усилий и напряжения, и служебная перспектива у них просматривается на много лет вперед, словно заложенная в программу ЭВМ. Другие же добиваются всего потом и кровавыми мозолями. Как, например, тот же Дятлов. Но зато и ценится гораздо дороже. Так что получение воинских званий – понятие относительное. И немаловажную роль при этом играет и субъективный фактор. Как, например, и тот, о котором мне скажет один из сослуживцев Дятлова: «Есть люди, которые умеют стряхивать пепел с сигареты начальника. Та вот Дятлов не из их числа…». Тот же офицер расскажет мне и о других его качествах:

- Есть командиры, которые так, бывает, «отдуют» подчиненного за какую-нибудь оплошность, что тот неделю ходит словно пришибленный. Дятлов, при всей своей мягкости, тоже может строго спросить и отчитать. Но делает это не по-командирски, а по-человечески.

И еще одно качество, которые отмечали все, с кем пришлось разговаривать, - справедливость генерал-майора Дятлова. Если случается какое-то ЧП, он не действует по принципу: шашки наголо и пошел всем рубить головы. Сначала сам во все вникнет, разберется и только потом примет решение.

…Я долго не мог подобрать определение, которое бы точно выражало суть: почему к нему тянутся люди. А потом нашел. Вернее, даже не нашел, а мне подсказали его же подчиненные: душевно-деловые качества генерала. Словосочетание какое-то необычное. Нынче редко его услышишь. И подумалось: вот бы всегда командирами назначали людей, отвечающих этим качеством.

   

 

17 января 1988 г., когда  при проводке и сопровождении автоколонны были сбиты два боевых вертолета Ми-24, командиры экипажей капитан О.В. Акулов и майор В.А. Карпов, авиагруппу в операции по спасению экипажей и уничтожению бандитов возглавлял полковник В.И. Дятлов. Живые и погибшие члены экипажей были эвакуированы в госпиталь. В этой же операции 17 января 1988 г. при спасении и эвакуации сбитого и тяжело раненого экипажа вертолета Ми-24 в бою на территории РА отличился экипаж заместителя начальника авиаотдела САПО полковника Кочеткова Виктора Петровича, который произвел посадку рядом и вытащил из горящего вертолета членов экипажа капитана О.В. Акулова. Полковник В.П. Кочетков получил при этом минно-взрывную травму, контузию и сотрясение головного мозга. Он же эвакуировал сбитый экипаж  в госпиталь в г. Душанбе.

17 января 1988 г. при выполнении боевой задачи по огневой поддержке боевых действий наземных подразделений при проводке автоколонны в районе к. Яккатут на высоте 30 м  зенитной управляемой ракетой «Стингер» был сбит вертолет Ми-24 Благовещенской отдельной авиаэскадрильи. Экипажу удалось посадить неуправляемый вертолет на вынужденную посадку на сильно пересеченную оврагами поверхность прямо перед собой. При сильном ударе о землю и последующем вращении вертолета командир экипажа капитан Акулов Олег Владимирович и старший летчик-штурман капитан Амельченко Василий Григорьевич получили серьезные ранения. Бортовой техник старший лейтенант Леонов Игорь Анатольевич и бортовой механик прапорщик Чекмарев Эдуард Юрьевич погибли. Весь экипаж награжден орденами Красной Звезды, старший лейтенант И.А. Леонов и прапорщик Э.Ю. Чекмарев  посмертно.

В этот же день 17 января 1988 г. при ведении операции «Возмездие» и выполнении боевой задачи по огневой поддержке боевых действий высаженных десантных подразделений, авиационную группу боевых вертолетов вел командир эскадрильи Душанбинского авиаполка майор Карпов Владимир Александрович, в составе экипажа старший летчик-штурман, штурман эскадрильи капитан Окомашенко Николай Петрович, бортовой техник, старший техник звена вертолетов  капитан Красовский Петр Станиславович. В районе к. Диванаш-кишлем и Яккатут, в 15 км от города Имам-Сахиба, при очередной атаке огневых точек противника их ведущий вертолет Ми-24 был поражен тоже зенитной управляемой ракетой «Стингер» и загорелся на малой высоте в расположении своих наземных пограничных подразделений. Ценой своей жизни майор В.А. Карпов вывел вертолет из зоны расположения своих подразделений и приступил к снижению для посадки, но не успел. Вертолет на глазах сотен людей взорвался в воздухе и развалился на куски, экипаж погиб. Командованием полка командир экипажа представлялся к званию Героя Советского Союза, однако в Москве высокие инстанции этого не утвердили. За мужество и героизм, проявленные при выполнении боевого задания, посмертно награждены: майор В.А. Карпов - орденом Ленина, капитаны Н.П. Окомашенко и П.С. Красовский орденами Красного Знамени [24].

 

  О событиях 17.01.1988 года у к. Яккатут - воспоминания борттехника экипажа вертолета Благовещенской ОАЭ лейтенанта Борина Валерия Юрьевича.

 

Из книги: Новиков В.С. Летчик-пограничник генерал Рохлов. Портрет на фоне границы и эпохи. - Галерия, 2014.- 400с.

 

Hosted by uCoz