1981

Формирование, подготовка и ввод новых пограничных подразделений в северные провинции ДРА

    При всей масштабности оперативно-боевых действий пограничных подразделений в северных районах ДРА зимой 1981 г. наибольшим размахом и результативностью выделялась операция «Зима-81», проведенная в западном Припамирье против участков Московского и Пянджского погранотрядов силами четырех сводных боевых отрядов (СБО) и авиаэскадрильи с участием афганских пограничников и ополченцев.

    В целях ликвидации мятежных формирований в районах о. Даркад, населенных пунктов Дашти-Кала, Чахи-Аб, Каландара и др. Операция длилась в течение месяца и завершилась в 20-х числах февраля вполне успешно. Были ликвидированы (захвачены) базы более десяти «исламских комитетов» и их формирований, задержано несколько главарей, уничтожено и захвачено в плен более 200 мятежников, проверено около 100 населенных пунктов и оказана помощь в восстановлении там местных органов власти [1].

 

10.02.1981 г. в ущелье Раг (вероятно в р-не к. Хамбел) погибли двое пограничников в составе СБО Московского погранотряда: водитель БТР (вероятно с резервной ПЗ Термезского погранотряда в составе СБО Московского погранотряда) рядовой САХНО Виталий Дмитриевич

ст. тракторист-буровой мастер инженерно-саперной роты СБО "Калай-Куф" Московского погранотряда ЛЬВОВ Александр Анатольевич

 

    Весной 1981 г. основными объектами оперативно-боевых действий наших подразделений в ДРА были определены места дислокации и базы мятежников в западном Припамирье, на Малом афганском Памире и в полосе ответственности пограничных подразделений на всем участке советско-афганской границы.

    Для этих действий (по плану «Весна-81») привлекались подразделения общей численностью около 2 тыс. человек. До начала активной фазы (март-апрель) в обоих округах (САПО и ВПО) была проведена реорганизация некоторых подразделений (вместо СБО формировались штатные мотомангруппы, в г. Душанбе развертывалась отдельная авиаэскадрилья и др.). Были внесены коррективы в систему управления: в Среднеазиатском пограничном округе для непосредственного руководства оперативно-боевыми действиями наших подразделений в сопредельном прикордоне формировалась штатная оперативная группа (место дислокации - г. Пяндж, погранотряд) во главе с заместителем начальника войск пограничного округа. В Восточном пограничном округе подразделениями, действовавшими на Малом афганском Памире, руководила оперативная группа в кишлаке Лянгар.

Штатная оперативная группа (на правах отдела) была создана и в штабе погранвойск КГБ

 

    Мятежники, наряду с диверсиями и террором, переходили к активным действиям на коммуникациях. Наибольшая опасность блокады, засад возникала на дорогах Шибирган - Акча - Келиф; Меймене - Андхой и др. Возникла и непосредственная угроза газопроводу из ДРА в нашу страну. В апреле бандгруппы совершили несколько нападений на пункты охраны линии газопровода - малочисленные посты царандоя (против участка Керкинского погранотряда). Некоторые посты были захвачены мятежниками, другие разбежались сами, газопровод какое-то время практически не охранялся.

 

    1 марта 1981 года у к. Ханака произошло боестолкновение нашего СБО с большой группой бандитов.

 

13 марта 1981 г. при выполнении боевой задачи по выброске воздушного десанта на высоте 900 метров в районе 2-ой пограничной заставы Пянджского пограничного отряда на вертолете МИ-8т А.Н. Помыткина произошло разрушение (отказ) рулевого винта. Началась сильная тряска, вертолет потерял путевое управление, снижаясь, сделал несколько оборотов вокруг вертикальной оси. В сложившейся аварийной ситуации командир вертолета не потерял чувства самообладания, а благодаря накопленному опыту в технике пилотирования, знаниям аэродинамики вертолета, сумел перед приземлением погасить большую вертикальную скорость снижения и смягчить силу удара о землю. Вертолет разрушился, восстановлению не подлежал, однако жизнь экипажа и 12-ти десантников была спасена [24].

 

 

 

    Из всех операций и боевых действий наших подразделений в ДРА, проведенных весной этого года, наиболее характерной (и результативной) можно назвать операцию «Мургаб» против участка Тахта-Базарского погранотряда. Операция была начата практически без подготовки, не планово в связи с исчезновением на 7-й погранзаставе ночью 28 марта конного пограничного наряда в составе двух пограничников.

    Первоначально поиск велся ограниченными силами в направлении на Калай-Нау (центр провинции Бадгиз). Но спустя несколько дней понадобилось привлечь дополнительные силы и средства для проведения операции (руководил ею начальник войск САПО генерал Г.А. Згерский). Вскоре у некоторых задержанных и убитых бандитов были обнаружены предметы одежды и снаряжения, принадлежавшие пограничному наряду. Операция продолжалась около месяца, проводилась активно, поскольку была поставлена задача не только найти (живых или убитых) пограничников, но и очистить центральную часть этой провинции от бандитов. Много и результативно работали разведчики.

    В конечном итоге удалось установить картину нападения душманов на пограничный наряд, зверского убийства обоих пограничников (тела их нашли) и примерно наказать бандитов. При этом было ликвидировано несколько бандгрупп, уничтожено около 200 мятежников, более 100 задержано, изъято свыше 300 единиц стрелкового оружия, боеприпасы и документы нескольких бандгрупп. Наши потери были незначительны..

    В этой операции с большой нагрузкой работали вертолеты, совершив более 900 боевых вылетов, израсходовав при этом около 4,5 тыс. НУРСов, несколько десятков авиабомб и много других боеприпасов. Особенно эффективными были удары вертолетов с наводчиками на борту из числа местных активистов и работников правоохрани­тельных органов ДРА [1].

 

28.03.1981 г. находясь в пограничном наряде, захвачены и зверски убиты душманами у к. Дехи-Турашейх, против участка 7-й ПЗ, двое пограничников 7-й погранзаставы "Фисташковая" Тахта-Базарского погранотряда: рядовые Леженин Валерий Иванович и Лушпаенко Александр Владимирович (из Кировоградской обл. с. Ровное).

Оба не попали в официальную Книгу памяти [12], что не справедливо, несмотря на все обстоятельства.

Подробно об операции «Мургаб» вспоминает полковник запаса Халиков Анвар Хакимович [2].

 

15.04.1981 г. вероятно у к. Дельшад погиб радиотелеграфист рядовой КРАСНОШТАН Владимир Владимирович

 

  Первая боевая потеря летного состава авиации погранвойск произошла 21 апреля 1981 г. в экипаже Тбилисского учебного авиационного полка в приграничной операции по поиску двух пропавших пограничников в зоне ответственности Тахта-Базарского погранотряда в районе нп. Баламургаб. При выполнении боевой задачи по огневой поддержке с воздуха боевых действий высаженного десанта, во время очередного захода на подавление огневой точки противника на высоте 2000 м в районе к. Хужмарг был обстрелян из зенитно-пулеметной установки экипаж командира звена капитана Г. Ткачева. Пуля прошла снизу через обшивку кабины, срикошетила от ручки управления и попала в голову командира экипажа, который в воздухе сразу же скончался [24].

 

21.04.1981 г. во время операции «Мургаб» при нанесении бомбового удара по скоплению бандгруппы в районе к. Хушмарг южнее Калайи-Нау погиб командир экипажа авиазвена 12-го Тбилисского авиаполка капитан ТКАЧЕВ Григорий Павлович.

 

    Операция «Мургаб» в тот весенне-летний период была не единственной, проведенной удачно. В мае была получена информация о появлении крупного формирования мятежников в районе к. Чахи-Аб (против участка Московского погранотряда). Поднятые по тревоге подразделения (две мотомангруппы на БМП и БТР) с участием афганского подразделения и ополченцев в сжатые сроки блокировали этот район. Мятежники оказали упорное сопротивление, но применение боевых вертолетов и бронетехники решило исход этой операции - бандформирование было полностью ликвидировано при незначительных потерях среди афганских военнослужащих. У нас потерь не было.

 

11.05.1981 г. южнее Кандагара в бою с засадой противника погиб стрелок-помощник наводчика гранатомета АГС-17 группы "Кавказ", команды "Каскад-2" рядовой ПОСТОВАЛОВ Сергей Геннадьевич

 

    21-23 мая Пянджские СБО ликвидировали в к. Пайшах бандгруппу численностью 60 человек .

        "23 мая после операции в к Пайшах" - фото из архива Валерия Литовченко, СБО "Чахи-Аб"

 

    По замыслу «Лето-81» пограничные подразделения оставались в местах своей дислокации и организовывали оперативно-боевые действия в зонах своей ответственности вдоль всей советско-афганской границы на глубину 10-15 километров.

В северных приграничных провинциях ДРА действовало около 170 формирований мятежников общей численностью свыше 10 тыс. человек. Наибольшую активность они проявляли в провинциях Герат, Балх, Фарьяб и Бадахшан. В августе большая группа мятежников на автомобилях совершила днем нападение на одно из центральных подразделений царандоя в Герате и разгромила его, при этом были убиты руководители царандоя.

    Советские пограничные подразделения (СБО, ММГ) располагались в двадцати пунктах северных провинций (включая два гарнизона на Малом афганском Памире). Их оперативно-боевая деятельность осуществлялась в основном путем проведения рейдов, засад, минирования отдельных участков местности и ведения разведки.

    В 1981 г. в САПО была сформирована еще одна отдельная авиаэскадрилья, состоящая из 16 вертолетов и 4 самолетов с базированием в Душанбе, а на базе отдельной эскадрильи в г. Мары был сформирован отдельный авиационный полк в составе двух эскадрилий, в котором по штату было 36 вертолетов. Одновременно в Управлении войск Среднеазиатского пограничного округа был сформирован авиационный отдел из 8 штатных единиц. Приказом Председателя КГБ СССР от 16 ноября 1981 г. на базе 4-й отдельной авиаэскадрильи в Мары был развернут 17-й отдельный авиационный полк в составе двух авиаэскадрилий с общим количеством 36 вертолетов: 28 - Ми-8 и 8 - Ми-24.

 

01.06.1981 г. на т. Рустак погиб снайпер СБО "Рустак" Пянджского погранотряда рядовой КОЗИЙ Владимир Борисович

 

05.06.1981 г. погиб сотрудник КГБ СССР капитан КУЗОВЛЕВ Геннадий Григорьевич (в ДРА с апреля 1981 г. в качестве советника)

 

21.06.1981 г. на т. Рустак погиб ст. механик-водитель БТР СБО "Рустак" Пянджского ПогО мл. сержант ПРОТАСОВ Александр Валентинович

 

23.06.1981 г. погиб командир отделения (вероятно с резервной ПЗ Термезского погранотряда) мл. сержант СОВИЧ Виктор Владимирович

 

12.07.1981 г. при выполнении служебного задания, попав в ДТП в Кабуле, скончался в госпитале сотрудник провинциального отдела Представительства КГБ СССР в Кабуле ст. лейтенант Денисов Николай Сергеевич

 

17.07.1981 г. погиб водитель-электромеханик радиостанции рядовой МАЗНИКОВ Анатолий Николаевич

 

05.08.1981 г. на трассе Шинданд-Фарах [6] в окрестностях Фараха при подрыве на мощном противотанковом фугасе автомашины ГАЗ-66 погиб стрелок-водитель отряда «Каскад-3» рядовой БЕЛОВ Валерий Юрьевич

 

    В конце июля в район населенного пункта Сеабдашт (против участка 117-го погранотряда) был выдвинут сводный боевой отряд (СБО) с большой группой афганских ополченцев (около 100 человек). Этот отряд закрыл возможность перемещения банд в Рагское ущелье и обратно (ущелье густозаселенное, контролируемое ими). Однако, вскоре объединенные группы мятежников (более 200 человек) с тяжелым оружием закрепились на подступах к Сеабдашту начали готовиться к нападению на городок. По замыслу оперативной группы округа, утвержденному в ГУПВ, было намечено ликвидировать эту группировку мятежников.

    Боевые действия проводились частью СБО, десантно-штурмовой группой (из резерва), подразделениями афганских пограничников и ополченцев с использованием бронетехники (БМП, БТР) и поддерживающей авиации (эскадрилья вертолетов). Мятежники, используя инженерное оборудование (дзоты, отдельные огневые точки, окопы и пр.), оказывали упорное сопротивление, но были разгромлены. При этом около 140 мятежников было уничтожено, более 50 взято в плен (в том числе и главарь формирования). Погибло три пограничника (из них два офицера), потери афганских подразделений были незначительны. Руководил операцией заместитель начальника оперативной группы подполковник Б.Г. Мирошниченко. Ликвидация банформирования стабилизировала обстановку против участка Московского погранотряда [1].

 

При проведении операции у к. Сеаб-Дашт в ущелье Раг погибли:

23.08.1981 г. погиб начальник погранзаставы СБО Московского погранотряда ст. лейтенант КОРОБКОВ Николай Сергеевич

24.08.1981 г. умер в госпитале от тяжелого ранения телефонист СБО Московского погранотряда рядовой ЯСЫР Николай Иванович

25.08.1981 г. погиб офицер разведотдела Московского погранотряда ст. лейтенант ГИЯСОВ Хусснидин Муфтарович

 

    25 августа 1981 г. боевая потеря вертолета Ми-8. Вертолет был подбит огнем с земли и совершил вынужденную посадку в районе н.п. Бахаро контролируемого противником. На помощь экипажу пришла ММГ погранвойск, ей удалось рассеять приближавшийся отряд душманов.

 

30 августа 1981 г. в районе ледника Санглич при выполнении боевой задачи по высадке засады для уничтожения бандитского каравана с оружием был сбит вертолет командира экипажа капитана А.А Ефремова. В состав экипажа входили летчик-штурман лейтенант В.А. Соболев, бортовой техник лейтенант В.А. Бондаренко, бортовой механик рядовой А.А. Горяинов. При заходе на посадку для высадки десанта в районе летника Фидшав от огня стрелкового оружия был поврежден правый двигатель, вертолет начал дымить и снижаться. Экипаж не имел возможности набрать высоту и сбросить бомбы и блоки, потерял скорость и произвел вынужденную посадку прямо перед собой. Площадка была каменистая с большими уклонами и валунами из камней. Вертолет ударился об камни, разрушился, восстановлению не подлежал. Экипаж и десантники получили различной степени ушибы, но все остались живы и здоровы, все были подобраны заходящим вслед вертолетом капитана Керукова Николая Ивановича и доставлены на базу [24].

 

   Замысел оперативно-боевых действий в приграничных районах ДРА на осень 1981 г. предусматривал проведение ряда частных операций по очистке от мятежников отдельных районов (в окрестностях Андхоя, на направлении Кушка, Баламургаб и др.), а также участие погранвойск в совместных операциях с частями 40-й армии и афганскими войсками в районах стыка границ СССР-Иран-ДРА; городов Акча, Имамсахиб и севернее Файзабада. Всем подразделениям также ставилась задача по ликвидации в зоне их ответственности наиболее активных бандгрупп, выявлении и уничтожении баз и других мест подготовки мятежников к зиме.

 

11.09.1981 г. на окраине Кабула погибли военнослужащие войск специальной связи КГБ СССР:

ст. сержант ВОБЛИКОВ Сергей Иванович и рядовые:

АРЕНУШЕНКО Валерий Евгеньевич

КОДИРОВ Муродил Рузибоевич

КОЛМАКОВ Евгений Владимирович

ЛАПКО Михаил Иванович

ШИЛОВ Владимир Александрович                         

Скорее всего, все шестеро из в/ч 26153 (311-го линейно-стационарного отдельного батальона правительственной связи). Работали на строительстве электростанции в Кабуле. Когда солдаты поехали за строительными материалами, под Кабулом машину обстреляли душманы [8, 9].

 

    В начале сентября на 3-й погранзаставе Пянджского погранотряда были обнаружено нарушение границы - переход в Афганистан. Нарушителей (3 человека) с ходу, задержать не удалось и пришлось поисковые действия перенести на сопредельную территорию - на Имамсахибское направление. Вскоре было установлено, что границу нарушили трое юношей из местного (приграничного) ПТУ, мотивы их ухода назывались разные. Поисковые действия велись в районе, где активно действовали мелкие группы мятежников, так что «попутно» приходилось заниматься и ими. Спустя неделю были получены сведения, что нарушители были задержаны мятежниками из бандгруппы Латифа (действовала в районе Имамсахиба) и отправлены в юго-западный горный район. Оперативной группе была поставлена задача: поиск прекратить, вести активную разведку в районе предполагаемого нахождения разыскиваемых, имея в готовности резерв. Тогда же подтвердились опасения, что ряд афганских островов на реке Пяндж (в том числе и наиболее крупный - о. Даркад), а также прибрежная зона против смежных флангов Московского и Хорогского погранотрядов освоены мятежниками. Было предусмотрено подготовить и провести операцию по очистке всей этой зоны.

 

10.09 — проведены боевые действия по ликвидации банды в районе Кушки на территории ДРА.

Совершён рейд на трёх БТР к населённому пункту Тарагунди для оказания помощи ополченцам в уничтожении небольшой группы бандитов.

12-13.09 — южнее Баламургаба, в районе населённого пункта Бузбаш-Сахари, произошёл бой СБО совместно с батальоном царандоя с крупной бандой. Результат: 15 бандитов убито.

16.09 — в районе к. Каркина СБО в количестве 60 человек на шести БТР вёл бой с бандой.

16.09, с 16.00 до 23.00, в районе к. Кемира группа пограничников уничтожила несколько бандитов [26].

 

 

17.09.1981 г. в к. Рустак погиб наводчик крупнокалиберного пулемета БТР СБО "Рустак" Пянджского погранотряда рядовой РЕЗЯПОВ Наиль Равилович           

               

    В конце сентября подразделениями 66-го Хорогского погранотряда совместно с афганскими пограничниками был задержан караван (вьючных лошадей) с оружием и боеприпасами на пути из Коран-О-Мунджана. По показаниям задержанных, караван доставил в Пакистан большую партию лазурита, а в Пакистане был загружен оружием и боеприпасами. Однако не все получалось в этих труднодоступных горных районах Памира и западного Припамирья. Пример тому — потери в Куфабской операции.

    Куфабское ущелье в афганской провинции Тахор начинается в 20-30 км от нашей границы (против стыка Московского и Хорогского погранотрядов) и далее переходит в глубокий горный каньон (глубиной до 1 тыс. м), протяженностью около 50 км. В ущелье располагалось около 20 кишлаков. Исключительно сложные горные условия обеспечивали относительно безопасное базирование нескольких довольно крупных формирований мятежников (известного главаря Вахоба и др.). Операция, проведенная здесь в августе 1981 г. под руководством начальника оперативной группы САПО полковника Н.Т. Будько, была довольно успешной, при минимальных для нас потерях (см. выше).

    Пограничные подразделения в этот период оставались в местах своей дислокации на территории ДРА, имея общую численность 1500-1700 человек. За время своего пребывания здесь они провели около 60 операций и других оперативно-боевых действий (рейды, засады, поиски и др.), в результате которых было ликвидировано 29 формирований мятежников с большими для них потерями (убито около 3,5 тыс. человек и захвачено в плен более 3 тыс.), изъято свыше 2 тыс. единиц огнестрельного оружия, большое количество боеприпасов. У нас (на 1.10.81 г.) погибли 23 пограничника, утрачены (уничтожены) 2 бронетранспортера и 4 вертолета [1].

 

02.10.1981 г. умер в госпитале от ран, полученных в бою (скорее всего в в р-не Рустака), ст. стрелок (вероятно СБО Пянджского ПогО) рядовой РЕЗНИЧЕНКО Игорь Николаевич

 

    В октябре 1981 г. при очистке Куфабского ущелья в районе Гайдары от душманов, возник первый тяжелый ночной бой в горах. Бандиты успешно преодолели наши минные поля с помощью стада ослов, которые своими копытами обезвреживали мины. "Духи" в количестве нескольких крупных банд-групп все ближе подходили к главному опорному пункту гарнизона и вполне могли сломить сопротивление высаженного недавно пограничного подразделения. Выправить положение могли только вертолеты, и могли это сделать только экипажи Ф. Шагалеева и В. Мусаева. Выйдя ночью от контрольного ориентира по времени на безопасной высоте и уточнив свое место по хорошо знакомым вершинам гор, они сбросили светящиеся авиабомбы и при их освещении и наводке командира СБО, снизились на сколько позволили условия, огнем бортового оружия помогли нашему подразделению в подавлении противника. Само появление вертолетов ночью шокировало бандитов и воодушевило наших бойцов. Совместными усилиями нападение было отражено, а с рассветом душманы были разгромлены высаженным им в тыл десантом... [24] .

  В Куфабе снова активизировались мятежники, и это обусловило необходимость проведения новой операции. Замысел, разработанный оперативной группой (ОГ) САПО, рассматривался в штабе ПВ и с некоторыми поправками был принят в октябре. Предусматривалось силами трех маневренных и одной десантно-штурмовой группой при поддержке эскадрильи вертолетов осуществить внезапную высадку десантов (вертолетных) для блокирования основной базы мятежников в Куфабском ущелье, огневое подавление (в основном вертолетами) их выявленных сил и последующее прочесывание (поиск) намеченных районов.

   17 октября 1981 г. в ходе операции "Каньон" в Куфабской щели при выполнении боевой задачи по высадке десанта в высокогорное ущелье Сайдан на площадку Сеабдашт авиационная группа из 8 вертолетов попала в засаду под интенсивный огонь крупнокалиберных пулеметов противника. При заходе на посадку командир вертолета Ми-8 Марыйской отдельной авиаэскадрильи старший лейтенант Ю. Скрипкин получил смертельное пулевое ранение в грудь, но так и не выпустил из рук ручку управления вертолетом. Погиб как настоящий герой, до конца выполнив свой воинский долг. Шесть десантников на этом вертолете были ранены, в том числе был ранен руководитель операции - первый заместитель начальника войск округа - начальник оперативной группы САПО полковник Н. Будько. Старший летчик-штурман капитан В. Романов, проявив незаурядное мужество и высокое летное мастерство, продолжал заход на посадку, сумел посадить подбитый, плохо управляемый и загоревшийся вертолет в заданном районе на подобранную с воздуха площадку. Тем самым спас жизнь остальным членам экипажа и десанта. После грубой посадки вертолет развернуло, сильно ударило об валуны, и он разрушился. Бортовой техник лейтенант В. Абдулин в сплошном дыму открыл сдвижную дверь правого летчика и помог В. Романову выбраться из вертолета. Но как ни старались вдвоем, до крови ободрав все руки, так и не смогли освободить заклинившие педалями ноги убитого командира экипажа... Под огнем противника экипаж и десантники выскочили из вертолета, отбежали от него на безопасное расстояние, организовали круговую оборону. В вертолете взорвались топливные баки и он быстро сгорел. Затем экипаж и десантники долго пробивались в расположение своего подразделения [24].

    15 октября полковник Будько по радиотелеграфу докладывал генералу В.А. Матросову о состоянии готовности к операции. В завершение переговоров генерал Матросов поручил полковнику Будько доработать вопросы подготовки операции. 17 октября около 4 часов утра оперативный дежурный ГУПВ доложил, что на афганской территории против участков Московского и Пянджского погранотрядов начаты боевые действия и у нас есть потери. …в ГУПВ вместе с дежурной оперативной группой начали выяснять ситуацию. Сразу сделать это было трудно, поскольку по месту дислокации оперативной группы САПО (в пгт Пяндж) никого из руководства на месте не было. Начальник войск САПО генерал Г.А. Згерский был в одном из погранотрядов, находился в пути и связь с ним отсутствовала. К тому же, ни он, ни начальник штаба округа полковник В.Н. Харичев к разработке этой операции практически не привлекались (что уже было ошибкой). На передовом командном пункте оперативной группы (застава «Иол» Московского погранотряда) находился заместитель начальника опергруппы по разведке подполковник А. Халиков. Он и сообщил неприятную весть: операция в Куфабском ущелье началась с рассветом, первый эшелон десанта (около 60 человек на вертолетах) при подходе к местам высадки попал под сильный огонь душманов. Есть убитые и раненые. Вертолет с полковником Будько (он оказался в составе первого эшелона десанта) был обстрелян из крупнокалиберных пулеметов, сам он был тяжело ранен, и вертолет, не приземляясь, доставил его на базу, в госпиталь. Высадившиеся под сильным огнем душманов десантные группы несут потери, сгорел один вертолет, в группах нет устойчивого управления, поскольку старший этого эшелона десанта капитан С. Богданов убит (потом это, не подтвердилось), поэтому надо незамедлительно эвакуировать эти группы. Доклад этот, при всех его погрешностях в деталях, вырисовывал довольно трагичную перспективу для высаженного десанта: устойчивого управления нет, большие потери (7 пограничников убитых, 8 раненых), боеприпасы на исходе, и душманы, что называется, не дают поднять головы. Но и эвакуация оставшихся людей в этих условиях могла обернуться худшими для них последствиями. Надо было искать другое решение, уточнив возможности и готовность подразделений, оставшихся на базе, а также огневые возможности эскадрильи вертолетов. Этим и занялись офицеры оперативной группы, прибывшие на Лубянку, а вскоре наладилась и связь с командованием САПО в Ашхабаде. Прояснилась основная причина неудачи: операция для душманов не была внезапной из-за пренебрежения нами скрытностью подготовки, особенно при полетах вертолетов над районами предстоящей высадки десанта. Были и другие тактические просчеты. За это время душманы получили возможность подготовиться…

    Усилиями офицеров оперативной группы ситуация в Куфабе стала проясняться. Понемногу налаживалась связь с группами десанта, восстанавливались система огня и управления. …единственный способ сохранить людей и завершить операцию - высадить следующий эшелон десанта, предварительно подавив ударами вертолетов основные огневые точки душманов. Этот десант должен был объединить разрозненные группы первого эшелона, организовать эвакуацию раненых и убитых, восстановить систему огня и надежного управления.

    Второй эшелон десанта был высажен в тот же день после предварительных ударов вертолетами по выявленным объектам душманов. Он должен был объединиться с первой группой, расширить позицию десанта и закрепиться на ночь. Задача эта была выполнена практически без потерь. За ночь удалось подготовиться к наращиванию наших усилий в Куфабе, организовать с утра воздушную разведку, удары вертолетов по новым целям, доставку боеприпасов, продовольствия и пр. Руководство действиями в операции вместо раненого полковника Будько было возложено на начальника штаба САПО генерал-майора В.Н. Харичева, знающего эти районы и имеющего боевой опыт.

    На следующий день в Куфабское ущелье было организовано дополнительное десантирование резерва, а также задействовано афганское подразделение и отряд ополченцев. Этими силами были ликвидированы основные очаги сопротивления мятежников, проведена очистка восточной части Куфаба и нескольких кишлаков от остатков рассеявшихся банд.

    Казалось, положение нормализуется, и дело идет к успешному завершению операции, но… 25 октября при движении по ущелью колонна одной из наших маневренных групп и афганского подразделения в районе к. Сарипуль подверглась нападению из засады крупного банд­формирования. При этом под огонь мятежников попали не только группы разведки и боевого охранения, но и основные силы.

    Нападение отбили, но с большими для нас потерями: погибло 10 пограничников (в том числе три офицера), девять человек было ранено. Понесли потери и афганские военнослужащие. И опять основными причинами тяжелых потерь были неумелые действия руководства операцией и командиров подразделений, неудовлетворительная разведка и боевое охранение. Становилось ясно, что в сложнейших условиях Куфабского ущелья мы недостаточно подготовлены (особенно офицеры) к активным поисковым и боевым действиям. Поэтому решение, выработанное совместно с командованием САПО и утвержденное генералом Матросовым, предусматривало сосредоточение всех подразделений в трех опорных пунктах, организацию надежного боевого охранения, разведку и нанесение ударов вертолетами по выявленным объектам мятежников.

    Сообщение о новых потерях (докладывал генерал Матросов) Андропов также воспринял болезненно и приказал разобраться в причинах потерь и установить виновных. В район операции был направлен начальник оперативной группы ГУПВ генерал И.Г. Карпов.

    До первой декады ноября наши подразделения в Куфабе вместе с афганскими подразделениями и ополченцами провели несколько рейдов и поисков по проверке отдельных кишлаков, а затем поэтапно были переброшены вертолетами в места своей дислокации. Последними выходили из Куфаба афганские военнослужащие и ополченцы. Потери мятежников в ходе этой операции составили около 140 человек убитыми и более 60 раненых [1].

 

17.10.1981 г. при высадке десанта Пянджского СБО в Куфабском ущелье у кишлака Сайдан погибли:

командир экипажа вертолёта Ми-8 № 14 ст. лейтенант Скрипкин Юрий Михайлович;

капитан медицинской службы КОКШАРОВ Герман Яковлевич;

командир взвода лейтенант Милованов Александр Николаевич;

командир расчета гранатомета сержант ЖАРКОВ Петр Владимирович

командир отделения сержант Зеленцов Вячеслав Викторович;

командир отделения сержант Решетник Сергей Александрович;

ст. стрелок рядовой Билык Виктор Петрович;

стрелок рядовой Голосной Иван Григорьевич;

командир инженерно-сапёрной роты ст. лейтенант Кожевников Виктор Николаевич, командированный в СБО из 47-го Кара-Калинского погранотряда, был найден мертвым спустя несколько дней [10].

18.10.1981 г. при эвакуации тел погибших в бою с противником погиб стрелок-гранатометчик мл. сержант Аниченко Василий Фёдорович;

Подробности боя у кишлака Сайдан вспоминали его участники полковники Богданов С.Н. и Добряков А.В. [2].

 

21.10.1981 г. при подготовке операции по ликвидации формирования мятежников в районе нас. пункта Хайратан провинции Балх во время рекогносцировки местности подорвался на мине и погиб сотрудник КГБ СССР, «Каскад-1», капитан ГРИБОЛЕВ Александр Петрович (его отец Пётр Филиппович - известный советский офицер-танкист, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза).

 

25.10.1981 г. при проческе Куфабского ущелья между к. Чамш-Дара и Сари-Пуль в бою с засадой противника погибли:

сотрудник военной контрразведки Особого отдела 66-ого Хорогского погранотряда капитан ГРИГОРЬЕВ Сергей Владимирович;

и девять пограничников ММГ-2 35-ого Мургабского погранотряда:

зам. начальника ММГ по политчасти капитан ДЕРЕНДЯЕВ Александр Афанасьевич;                           

начальник пограничной заставы ст. лейтенант ЛОГВИНЕНКО Валерий Игоревич;                  

начальник радиостанции взвода связи мл. сержант БОРИСКИН Анатолий Анатольевич;                      

командир отделения мл. сержант ПОЛЯКОВ Сергей Михайлович;               

рядовые:

стрелок-помощник гранатометчика КЛИЧКО Владимир Александрович                   

стрелок-гранатометчик МУСИН Жавдат Хатинович                           

пулеметчик САМИГУЛОВ Альберт Минзанович                

ст. радиотелеграфист ТОКАРЕВ Сергей Алексеевич                          

пулеметчик ШЕЛОМИЦКИЙ Александр Юрьевич                            

 

    Это была первая крупная неудача в афганской кампании, начиная с 1980 г. И причины больших потерь заключались не только в особых, сложнейших условиях проведения операции, но и проявлении слабых профессиональных навыках офицеров и личного состава по ведению боевых действий и поисков в высоко­горных условиях, просчетах оперативной группы округа в планировании операции и главное - в ее подготовке. Серьезные ошибки были допущены и в Центре. Ошибочной была практика подготовки и ведения операций без участия командования округа, полагаясь только на начальника оперативной группы. Были и другие промахи в работе управленческих органов, причастных к операции, и вполне логичным представлялся глубокий анализ основных этапов этой операции, их разбор с участием офицерского состава оперативных и маневренных групп и СБО. Но опять возникли проблемы секретности, запрет на обсуждение подобных проблем даже в офицерской среде...[1].

 

    Вскоре было приказано взять под свой контроль приграничные районы всех северных провинций ДРА и центры этих провинций (исключая провинции Герат и Бадахшан), нужно было подготовить и ввести в эти районы новую группировку подразделений.

    15 октября Ю.В. Андропов предупредил В.А. Матросова (строго конфиденциально) о предстоящем выполнении подобной задачи, подчеркнув, что с этой идеей к нему неоднократно обращался маршал Д.Ф. Устинов.

    Вскоре за подписью Ю.В. Андропова и Д.Ф. Устинова были подготовлены записка в ЦК КПСС и проект постановления Совета Министров СССР «О дополнительных мерах по стабилизации обстановки в северных провинциях ДРА», где был кратко изложен замысел действий и порядок его исполнения. Для реализации намеченных мер предусматривалось сформировать девять мотоманевренных групп (из них две - резервные). Учитывая опыт применения предшествующих подразделений (СБО, ММГ и др.), в том числе и неудачный, в штабе особо тщательно прорабатывалась структура и боевой состав мотомангрупп, которым предстояло действовать в основном самостоятельно. Окончательный, оптимальный состав маневренной группы, численностью немногим более 300 человек был разработан и утвержден таким:

-  три пограничные заставы (по 50 человек):

-  одна — на боевых машинах пехоты (БМП),

-  две — на бронетранспортерах (БТР);

-  минометная батарея (120-мм и 82 мм);

-  разведывательный взвод;

-  противотанковый взвод (с ПТУРСами — для разрушения дотов, дзотов, огневых точек мятежников в горах и пр.);

-  инженерно-саперный взвод, взвод связи и взвод обслуживания.

    Предусматривалось усиление Среднеазиатского пограничного округа (САПО). На базе эскадрильи в г. Мары развертывался отдельный авиационный полк с вертолетами «Ми-8» и «Ми-24» (огневой поддержки). Из-за отказа в госпоставках часть вертолетов, как и другой боевой техники, пришлось брать из некоторых пограничных округов. Получила усиление (вертолетами и самолетами «Ан-26») и авиаэскадрилья в г. Душанбе. Была начата подготовка миннорозыскных собак и вожатых при окружной школе в Душанбе. Усиливались тыловые подразделения, в штаты госпиталей в Ашхабаде и Душанбе вводились дополнительно полевые хирургические отделения.

    Особую проблему представляла организация системы управления. Поэтому было решено (как и при организации первых операций в ДРА в 1980 г.) возложить эти функции на оперативную группу округа, усилив ее офицерами-операторами, разведчиками, и возвести начальника опергруппы в ранг первого заместителя начальника войск округа. Предполагалось в ближайшее время подчинить этой оперативной группе не только вновь формируемые подраз­деления, но и те, которые были введены в северные провинции ДРА ранее, в 1980 г.

    Было решено создать полевые оперативные группы сокращенного состава (4-6 офицеров), разместив их на афганской территории (обычно по месту дислокации мангрупп). Аналогичная система управления двумя гарнизонами на Малом афганском Памире была организована и в Восточном пограничном округе.

    В Москве (в ГУ ПВ) общее руководство и контроль за действиями всей группировки в северных провинциях ДРА, организацией взаимодействия с другими силовыми структурами по афганским делам, решение других подобных вопросов возлагались на оперативную группу во главе с первым заместителем начальника штаба ПВ генерал-лейтенантом И.Г. Карповым.

    Также решено выделенную правительством дополнительную численность (первоначально 3 тыс. человек) передать в пограничные округа, а там незамедлительно начать формирование боевых подразделений из военнослужащих, имеющих необходимую подготовку и опыт. Боевое сколачивание этих подразделений организовывалось в округах и завершалось уже в учебном центре Среднеазиатского пограничного округа в декабре.

    В первой декаде ноября в округах завершалось формирование мотомангрупп (Северо-Западный, Прибалтийский, Закавказский, Восточный, Забайкальский, Дальневосточный и Тихоокеанский погранокруга формировали по одной маневренной группе, а Среднеазиатский - две резервные).

 

Перечень сформированных осенью 1981 г. мотомангрупп:

Тахта-Базарский пого:
РММГ «Тахта-Базар» (сформирована в КСАПО на базе Тахта-Базарского пого)
ММГ-1 «Калай-Нау» (сформирована в КСЗПО на базе Выборгского пого и КВПО на базе Ошского пого)

Керкинский пого:
РММГ «Керки» (сформирована в КСАПО на базе Керкинского пого)
ММГ-1 «Меймене» (сформирована в КДПО на базе Хабаровского пого)
ММГ-2 «Шибирган» (сформирована в КППО на базе Ракверского пого и КДПО на базе Хабаровского пого)

Термезский пого:
ММГ-1 «Мазари-Шариф» (сформирована в КЗакПО на базе Сухумского пого и КТПО - 1 ПЗ и МБ формировались на базе Камень-Рыболовского пого вместе с ММГ-2)
ММГ-2 «Ташкурган» (сформирована в КТПО на базе Камень-Рыболовского пого)

Пянджский пого:
ММГ-1 «Имамсахиб» (сформирована в КЗабПО на базе Приаргунского пого)
ММГ-2 «Талукан» (сформирована в КВПО на базе Ошского пого)

 

В ноябре 1981 г. на базе отдельной эскадрильи в Мары был развернут авиационный полк. Первым командиром полка был назначен подполковник  Бандурин  Владимир Андреевич, заместителем по летной подготовке майор Тырин Константин Михайлович, начальником штаба майор Рыкованов Владимир Михайлович, начальником политотдела майор Сергун Эдуард Петрович, заместителем по инженерно-авиационной службе майор Николаенко Леонид Анатольевич, заместителем по тылу майор Будкин Олег Петрович [24].

 

18.11.1981 г. в 50 км юго-западнее Кабула, при нанесении авиаудара по базе противника, ракетой пзрк был сбит вертолет Ми-8, в котором погибли три члена экипажа и сотрудник УКГБ Москвы, отряда «Каскад-3» ст. лейтенант Зотов Анатолий Иванович [6].

                                              

   18 ноября 1981 г. боевая потеря вертолета Ми-8МТ 50-го осап (Кабул). Экипаж в составе командира к-на Ф.А.Степанова, летчика-штурмана л-та А.В.Чередникова и борттехника ст. л-та С.И. Богза выполнял задание по атаке склада оружия в кишлаке Тангчихула, в 50 км юго-западнее Кабула. После сброса бомб по вертолету стал бить ДШК, машина загорелась, но еще управлялась. Командир развернул ее в сторону цели и выпустил залп НУРС-ов, после чего вертолет потерял управление и упал на землю. Кроме экипажа на борту погиб боец отряда "Каскад-3" ст. л-т А.И. Зотов осуществлявший целеуказание. На место падение вылетела пара ПСО Ми-8МТ Сурцуков - Наумов, но подбирать пришлось только тела погибших. (Воспоминания очевидцев)

 

  Значительно возрастала роль и ответственность Среднеазиатского пограничного округа (генералы Г.А. Згерский, В.Н. Харичев, В.Ф. Запорожченко, Р.В. Данилов, Борисов А.Ф.). Этот округ, охраняя границу, теперь должен был решать оперативно-боевые задачи на севере ДРА группировкой подразделений в несколько тысяч человек. Сложные задачи в условиях афганской части Памира выпадали и на долю Восточного пограничного округа (генералы В.С. Донсков, Е.Н. Неверовский, Я.К. Петровас, Б.Е. Сентюрин, Ю.В. Колосков).

    К 20 ноября пограничные округа докладывали о завершении формирования своих мотомангрупп. По расчетам в штабе ПВ с учетом графика движения эшелонов эти подразделения со всем вооружением и боевой техникой должны были прибывать в Среднеазиатский погранокруг с 10 по 20 декабря 1981 г.

    Сформированные в округах подразделения в 20-х числах декабря сосредоточивались в Среднеазиатском погранокруге, где в оставшиеся 2-2,5 недели предусматривалось проведение с ними сборовых занятий и учений, проверка готовности к выполнению оперативно-боевых задач.

    С середины ноября офицерами оперативной группы ГУПВ под руководством генерала В.А. Матросова в Среднеазиатском пограничном округе проводились рекогносцировки и совещания в целях определения основных направлений и порядка выдвижения мотомангрупп к местам предстоящего их развертывания в Афганистане.

    В окончательном варианте, по согласованию с Генштабом, мотомангруппы предполагалось разместить в городах (или поблизости от них) Калай-Нау, Меймене, Шибирган, Мазари-Шариф, Ташкурган, Имамсахиб и Талукан. Их действия намечались против участков Тахта-Базарского (одна мангруппа), Керкинского, Термезского и Пянджского погранотрядов (по две мангруппы). Кроме этих подразделений, погранотряды уже имели на сопредельной территории свои формирования (СБО, мангруппы, заставы) более чем в десяти местах. Особая нагрузка выпадала на Московский погранотряд, постоянно имевший в афганском западном Припамирье подразделения в пяти-семи пунктах. С учетом выставленных на афганском Памире подразделений Восточного пограничного округа, их дислокация в приграничье ДРА предполагалась на фронте более чем 1 тыс. км.

    С санкции руководства КГБ функции своевременной и качественной подготовки новых подразделений и органов полевого управления и налаживания координации действий пограничных подразделений в ДРА с соединениями и частями 40-й армии, афганскими воинскими частями, царандоем и пограничниками были возложены на генерала И.П. Вертелко (в ранге 1-го заместителя начальника ПВ КГБ Матросова. Была введена и должность представителя по связи и взаимодействию ПВ КГБ с оперативной группой Минобороны и аппаратом главного военного советника в Кабуле. На эту должность был назначен генерал-майор И.Д. Ярков.

 

    Дошла очередь и до злополучного о. Даркад (против участка Пянджского погранотряда).

    Этот афганский остров в несколько десятков квадратных километров расположен в пойме реки Пяндж, покрытый густыми тугаями, изрезан десятками речных рукавов и арыков. Здесь расположено более 30 кишлаков и отдельных хозяйств. К осени стала поступать информация о попытках душманов (9-10 бандгрупп, численностью 350-400 человек) создать здесь базы для зимовки и отдыха своих формирований. Замысел операции, разработанный оперативной группой округа, утвержденный Центром, предусматривал внезапную изоляцию (блокирование) района вероятного нахождения основных сил мятежников и последовательное (по участкам) проведение поиска с десантированием поисково-разведывательных групп. К операции привлекались советские пограничные подразделения (свыше 900 человек), одна афганская пограничная рота и два отряда местных афганских ополченцев. С началом операции были пресечены попытки нескольких групп мятежников вырваться ночью из окружения. Дальнейшие их намерения организовать сопротивление в течение последующих пяти дней подавлялись в основном ракетно-бомбовыми ударами вертолетов. Операция прошла в целом успешно и без потерь пограничников, но части мятежников все-таки удалось просочиться через прикрываемый афганскими подразделениями рубеж. В ходе операции было проверено около десятка кишлаков, уничтожено более 20 схронов и баз мятежников, захвачено около 60 пленных. В заключительной части операции принял участие губернатор Тахарской провинции со своим административным и царандоевским аппаратом, и в освобожденных от мятежников населенных пунктах были восстановлены органы местной власти.

 

    Менее удачно, хотя и без потерь, проходили оперативно-боевые действия в середине декабря СБО Керкинского погранотряда с участием двух афганских погранкомендатур в окрестностях г. Андхоя. Мятежники, очевидно, оповещаемые информаторами, заблаговременно уходили от ударов наших подразделений и после недельных безрезультативных действий этот поиск был прекращен.

 

    Почти в то же время два подразделения Московского погранотряда совместно с большой группой афганских ополченцев успешно ликвидировали бандгруппу, пытавшуюся совершить нападение на центр к. Дашти-Кала.

    Удачными были и действия (тоже неплановые) СБО этого же погранотряда западнее г. Рустак. Первыми завязали бой с бандгруппой (около 70 человек) афганские ополченцы. Прибывший на помощь СБО при поддержке вертолетов нанес мятежникам огневое поражение. При прочесывании района было обнаружено много убитых мятежников и около 50 единиц стрелкового оружия. Среди личного состава ПВ потерь не было.

    На Малом афганском Памире в связи с закрытием перевалов в Пакистан активность мятежников заметно снизилась. Но возникла другая проблема: закрылись основные пути сообщения, прервалось снабжение населения Ваханской и Сархадской долин самым необходимым. Посильную помощь жителям этих долин продовольствием, топливом и теплой одеждой оказывали подразделения Восточного погранокруга.

 

    В последней декаде декабря завершалась подготовка прибывших в Среднеазиатский погранокруг сформированных мотомангрупп. Их укомплектованность личным составом, вооружением и техникой проверялись на месте с участием офицеров ГУПВ. К основной части подразделений замечаний не возникло. Боевая техника (БМП, БТР и др.) была практически новая и требовалось ее освоить в сжатые сроки.

К первой декаде января 1982 г. подразделения были готовы к действиям.

 

    К исходу 1981 г. возникла проблема безопасности афганского порта Хайратон (расположен на берегу реки Аму-Дарьи недалеко от города и порта Термез). Этот порт пропускал 70-80% всех грузов из СССР в ДРА и обратно, и в первую очередь военную технику, вооружение, боеприпасы, СГМ и пр. Скопление там огромного количества грузов при отсутствии надлежащего режима (хотя порт и подступы к нему охраняли афганский батальон, наши мотострелковая и танковая роты, не считая оперативных сотрудников СГИ, царандоя и пр.) грозило тяжелыми последствиями при любой диверсии. Поскольку не было надежды, что эти силы в состоянии обеспечить безопасность порта, поступало много предложений, включая и передачу его охраны советским пограничникам. В конце концов пришли к следующему варианту: охрану внешнего периметра (включая техническое оборудование рубежа) обеспечивает советская сторона, а внутренних объектов в порту - афганцы, по ведомственной принадлежности грузов (Минобороны, МВД и др.). На пограничников САПО были возложены задачи по обеспечению безопасности железнодорожного и автодорожного (совмещенного) моста у Термеза (тогда завершалось его строительство), а также переправ через Аму-Дарью у Айваджа и Келифа (вантовый переход газопровода).

 

22 декабря 1981 г. ЦК КПСС принимает постановление П32/81 о вводе в страну специальных подразделений Пограничных войск КГБ СССР уже общей численностью до 8 тыс. человек на глубину до 100 км, включая провинциальные центры (Центр хранения современных документации (ЦХСД), ф. 89, переч. 10, док. 4, л. 1). Пограничники наряду с основной задачей по охране государственной границы на территории Афганистана получили дополнительную - по борьбе с вооруженными группами оппозиции даже вне зоны ответственности спецподразделений пограничных войск. Была значительно увеличена группировка специальных подразделений погранвойск и расширена зона их ответственности. Появилась возможность привлечения к боевым действиям советских пограничников подразделений и частей афганских пехотных дивизий (17, 18 и 20-й), подразделений царандоя и органов безопасности [4].

 

    На момент начала ввода ММГ обстановка характеризовалась наличием в северных провинциях около 320 бандгрупп общей численностью до 22500 человек. Из них в зоне ответственности насчитывалось соответственно около 150 бандгрупп и до 11500 бандитов, имеющие на вооружении миномёты, пулемёты и другие виды стрелкового оружия [26].

 

Потери военнослужащих органов и  войск КГБ СССР в 1981 году составили 47 человек

 

 Далее    1979    1980    1981    1982    1983    1984    1985    1986    1987    1988    1989    Источники

Hosted by uCoz